Принцип диспозитивности в гражданском процессе статья

Гражданский процесс России

Принцип диспозитивности в гражданском процессе статья

Принцип диспозитивности – один из краеугольных камней гражданского процесса. Суть его заключается в предоставлении сторонам и субъектам, защищающим права и интересы других лиц (прокурору, органам исполнительной власти и местного самоуправления, организациям и гражданам, выступающим на основании ст.

42 ГПК), свободы распоряжения материальными правами и процессуальными средствами их защиты. Любое субъективное право как мера возможного поведения предполагает возможность управомоченного лица свободно распоряжаться данным правом и защищаться в установленном порядке. Без этих полномочий субъективное право невозможно.

Сказанное относится и к процессуальным правам участников судопроизводства.

Необходимость в установлении специального принципа, обеспечивающего свободу распоряжения, связана со спецификой гражданских процессуальных правоотношений, в которых суд занимает руководящее положение и реализует властные полномочия (судебная власть).

Любой акт диспозитивного характера должен быть санкционирован судом.

С этих позиций принцип диспозитивности представляет собой юридическую конструкцию, обеспечивающую свободу участников процесса в распоряжении материальными правами и средствами их защиты в условиях осуществления судебной власти.

А.Т. Боннер, основательно проанализировавший диспозитивность гражданского процесса, понимает одноименный принцип как нормативно-руководящее положение гражданского судопроизводства, определяющее движущее начало и механизм процессуального движения.

Диспозитивность предопределена в конечном счете спором о праве, рассматриваемым судом.

Для эффективной защиты своей позиции участники должны маневрировать предоставленными им правовыми возможностями, в частности, изменять заявленные правопритязания, уменьшать или увеличивать спорную сумму, предоставлять суду новые факты, отказываться от заявленных требований или признавать их либо заключать мировое соглашение.

Эти же полномочия сохраняются у них и при передаче спора в исковое судопроизводство. Осуществление любого диспозитивного полномочия представляет собой юридический факт процессуального характера, имеющий последствием развитие судопроизводственной деятельности. В связи с этим диспозитивность справедливо называют двигательным началом гражданского процесса.

диспозитивности составляют полномочия сторон, а также субъектов, защищающих права и интересы других лиц.

Стадии ее реализации следующие:

  1. возбуждение производства в суде первой и второй (кассационной) инстанций, пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;
  2. определение ответчика, предмета и объема исковых требований;
  3. выбор сторонами единоличного или коллегиального суда;
  4. выбор истцом судопроизводства (искового или приказного, заочного или состязательного);
  5. распоряжение своими гражданскими (семейными, трудовыми и др.) правами и процессуальными средствами их судебной защиты.

В течение всего процесса заинтересованные лица могут активно влиять на него.

С этой целью они вправе:

  1. предъявлять иск (ст. 3, 4 ГПК);
  2. привлекать процессуальных соучастников либо предъявлять исковые требования сразу к нескольким лицам (ст. 35 ГПК);
  3. проводить сингулярное (частичное) и универсальное (общее) правопреемство (ст. 40 ГПК);
  4. определять процессуального противника – ответчика, а также объем и предмет судебной защиты (п. 3, 5 ст. 126 ГПК);
  5. изменять основание иска, размер заявляемых требований (ст. 34);
  6. влиять на развитие и окончание производства в суде первой инстанции путем отказа от иска, признания иска и заключения мирового соглашения (ст. 34, 165, 293 ГПК);
  7. обжаловать и опротестовывать решение суда в кассационном порядке (ст. 282 ГПК), а определение – в частном порядке (ст. 315 ГПК);
  8. присоединяться к кассационной жалобе (ст. 290 ГПК), отказываться от поданной жалобы (протеста) и заключать мировое соглашение в кассационной инстанции (ст. 292 ГПК);
  9. просить суд пересмотреть решение, определение и постановление по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 333 ГПК);
  10. получить документ на принудительное исполнение вынесенного судом решения.

Перечисленные полномочия лиц, участвующих в деле, сочетаются с полномочиями суда, поскольку свобода в распоряжении материальными и процессуальными правами не имеет абсолютного характера.

В судопроизводстве, где суд осуществляет государственную власть для отправления правосудия, не может быть безразличного отношения к волеизъявлениям заинтересованных лиц, иначе суд утратит руководящее положение в процессе и не сможет разрешать гражданские дела.

Именно поэтому закон возложил на суд обязанность контролировать акты сторон и других лиц по распоряжению правами и давать согласие на их совершение (санкционировать их), если они соответствуют правовым предписаниям и не нарушают прав и интересов других лиц (помимо сторон).

В ходе контроля за диспозитивными актами сторон и иных лиц, участвующих в деле, суд (судья) прежде всего выясняет, добровольно ли сторона совершает акт (отказ от иска, признание исковых требований, согласие на заключение мирового соглашения) или под давлением другой стороны, в силу стечения обстоятельств.

Суд проверяет, соответствует ли диспозитивный акт основам правопорядка и нравственности. При этом судья (суд) обязан разъяснить последствия акта: отказ от судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав и невозможность в будущем предъявлять в суд тождественный иск.

Суд вправе признавать диспозитивный акт юридически ничтожным и продолжать разбирательство дела.

Кроме того, действующий ГПК предоставляет суду возможность по собственной инициативе без просьбы заинтересованных лиц или даже вопреки их желанию выходить за рамки заявленных требований (ст.

195 ГПК) либо производить денежные взыскания без рассмотрения искового заявления (ст. 39, 407 ГПК).

Данные полномочия суда не соответствуют современным представлениям, о диспозитивном характере гражданского процесса России.

Источник: https://isfic.info/graz/prav15.htm

Кубанское агенство судебной информации

Принцип диспозитивности в гражданском процессе статья

Потапенко С.В.,            

заведующий кафедрой гражданского  процесса и международного права,  

Кубанский  государственный университет,  доктор    юридических  наук, профессор, заслуженный юрист РФ

Старушко В. А.,

юрист, выпускник КубГУ                                                                    

: Актуальные проблемы гражданского судопроизводства: материалы межвузовской науч.-практ. конф. / под. ред. С.В. Потапенко. – Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2017. С.3-10. На сайте pro-sud-123.ru статья размещена с согласия авторов.

С учетом того, что нормативного определения принципа диспозитивности гражданского процессуального права  не имеется,  в статье раскрывается понятие и правовое содержание этого принципа как  с доктринальных точек зрения, так и с учетом правовых позиций, высказанных в постановлениях  Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, являющихся судебными источниками гражданского процессуального права.

Ключевые слова: гражданское процессуальное право, гражданский процесс,  судопроизводство, диспозитивность, принципы гражданского процессуального права.

Given that there is no normative definition of the principle of disposability of civil procedural law, the article reveals the concept and legal content of this principle from both doctrinal points of view and taking into account the legal positions expressed in the decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation and the Supreme Court of the Russian Federation, Which are judicial sources of civil procedural law.

Keywords: civil procedural law, civil process, legal proceedings, dispositive, principles of civil procedural law.

В Гражданском процессуальном кодексе РФ[1] (далее – ГПК РФ) нет главы или даже специальной статьи о принципах гражданского процессуального права, поэтому важное значение имеет их доктринальное определение.

  В отличие от этого, Кодекс административного судопроизводства[2]  в ст. 6 предусматривает семь основных принципов этого вида судопроизводства.

На наш взгляд, такой подход  законодателю следует распространить и на ГПК РФ.

 Термин «принцип» имеет латинское происхождение и в переводе означает “основа”, “первоначало”. Поэтому многие исследователи определяют принципы права как основополагающие начала, ключевые идеи права, выражающие его сущность как специфического социального регулятора,  исходя из которых право функционирует как единый социальный организм[3].

          Принципы, как пишет М.К Треушников., есть основания системы норм гражданского процессуального права, центральные понятия, стержневые начала всей совокупности процессуальных законов[4].

Основное различие в подходах к понятию принципов в гражданском процессуальном праве заключается в том, относятся ли они исключительно к нормам права или могут выводиться также из доктринальных положений.

Наиболее последовательно идею о нормативном закреплении как обязательном признаке любого принципа отстаивала Н.А  Чечина., ставя его “во главу угла”.

Она утверждала, что “правовой принцип как руководящая идея отличается от научных и философских принципов тем, что всегда и непременно находит свое конкретное выражение в норме или нормах права, т.е., говоря иными словами, идея находит в нормах закрепление, правовую защиту, обеспеченную силой государственной власти.

Более того, о принципе права можно говорить лишь постольку, поскольку он, как руководящая идея, получил нормативное закрепление: идея, не зафиксированная нормой права, не может стать правовым принципом”[5].

На нормативность, как необходимый признак правовых принципов указывал Гурвич М.А., который писал, что принципы – это основные правила, закреплённые нормами гражданского процессуального права[6].  

В.В. Молчанов считает, что «принципы гражданского процессуального права – это основополагающие положения, выраженные в нормах права, определяющие начала организации и деятельности суда по рассмотрению и разрешению дел в порядке гражданского судопроизводства»[7].

В научном мире существует и иной подход к принципам права, в соответствии с которым правовые принципы выражают идеи правосознания, правовой науки, носят исключительно доктринальный характер, не входят в содержание действующего права и свойствами нормативности не обладают[8].

Мы разделяем мнение Марченко М.Н. о том, что принципы права не всегда лежат на поверхности, они или же закрепляются прямо в законодательных актах, или же вытекают из содержания конкретных правовых норм[9].

 Такой подход полностью распространим на принцип диспозитивности гражданского процессуального права[10], представляющий собой возможность лиц, участвующих в деле, свободно располагать, распоряжаться предоставленными им законом процессуальными правами.

По определению А.Г. Плешанова, “диспозитивность рельефно отражает свободу субъективно заинтересованного лица самостоятельно определять формы и способы защиты нарушенного права или охраняемого законом интереса”[11].

Действительно, реализация данного принципа определяет движение гражданского процесса. Так, например, истец вправе предъявить иск или воздержаться от этого, изменить предмет или основание требования, отказаться от иска, согласиться на заключение мирового соглашения.

Принцип диспозитивности находит развитие в многочисленных нормах как процессуального, так и материального права. принципа диспозитивности заложено в ст. 9 Гражданского кодекса РФ[12] (далее – ГК РФ), согласно которой граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права.

По общему правилу, возникновение гражданского процесса (возбуждение гражданского дела) возможно только по заявлению заинтересованного лица, т.е. лица, обратившегося в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов (ч.

 1 ст. 3, ч. 1 ст. 4 ГПК).  В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»[13] отмечено, что согласно ч. 3 ст. 196 ГПК суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами. Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

С правом заинтересованного лица решать по своему усмотрению вопрос о возбуждении гражданского дела тесно связаны некоторые другие его полномочия, основанные на принципе диспозитивности.

Так, только истцу принадлежит право определить: ответчика (лицо, к которому он предъявляет свое требование), указав в исковом заявлении наименование этого лица, его место жительства или место нахождения; предмет иска (свое материально-правовое требование к ответчику); основание иска (обстоятельства, на которых он основывает свое требование).

Указание в исковом заявлении на ответчика, предмет и основание иска определяют весь дальнейший ход процесса: подведомственность и подсудность дела; лиц, участвующих в деле; обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию; пределы рассмотрения и разрешения дела.

Принцип диспозитивности определяет содержание норм ГПК РФ, регулирующих состав лиц, участвующих в деле (процессуальное соучастие и замену ненадлежащего ответчика).

Истец может предъявить иск и к ненадлежащему ответчику, т.е. лицу, которое не несет перед ним ответственности. Замена ненадлежащего ответчика надлежащим (это влечет выбытие из дела первого и вступление в него второго) возможна только по ходатайству истца или с его согласия.

Если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика (например, когда ходатайство об этом заявлено надлежащим ответчиком), суд не вправе привлечь надлежащего ответчика к участию в деле, как это было возможно ранее, а должен рассмотреть дело по предъявленному иску (ч. 2 ст. 41 ГПК РФ), т.е.

вынести решение об отказе в иске.

Характерным проявлением действия принципа диспозитивности является то, что в ГПК РФ ограничено возбуждение дела в защиту нарушенных или оспариваемых интересов других лиц. Вследствие этого значительно сократилось число дел, возбуждаемых по инициативе прокурора.

В этой связи правильно пишет И.В. Стасюк, что диспозитивность в первую очередь означает возможность лиц, участвующих в деле, распорядиться предметом спора. Поэтому нет оснований ограничивать права сторон по распоряжению ими предметом процесса, так как процессуальные распорядительные права находятся в тесной связи с материальным правоотношением, существующим между сторонами[14].

Таким образом, без диспозитивности гражданский процесс не может ни начаться, ни продолжиться, ни окончиться.

Но не смотря на всю важность указанного принципа, он все еще не нашел своего прямого правового закрепления в гражданском процессуальном законодательстве.

 Вместе с тем, принцип диспозитивности нашел достаточное отражение в судебных источниках гражданского процессуального права, к которым относятся   постановления Конституционного Суда РФ и постановления Пленума Верховного Суда  РФ.

Так, Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 N 1-П  раскрывает содержание диспозитивности в гражданском судопроизводстве следующим образом: «дела возбуждаются, переходят из одной стадии процесса в другую или прекращаются под влиянием, главным образом, инициативы участвующих в деле лиц.

Стороны, реализуя свое право на судебную защиту, определяют предмет и основания заявленных требований; истец вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска, а ответчик – признать иск; стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений»[15].

В  Постановлении Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г.

N 10-П[16] отмечается, что  «в гражданском судопроизводстве диспозитивность означает, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом.

Данное правило распространяется и на процессуальные отношения, возникающие в связи с оспариванием решений третейских судов, поскольку в основе этих процессуальных отношений лежит договор, согласно которому стороны (частные лица) доверяют защиту своих гражданских прав избранному им составу третейского суда и признают его решения».

Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.

2013 N 1626-О  конкретизирует диспозитивное начало: «в силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности только истец определяет, защищать ему или нет свое нарушенное или оспариваемое право (часть первая статьи 4 ГПК Российской Федерации), к кому предъявлять иск (пункт 3 части второй статьи 131 ГПК Российской Федерации) и в каком объеме требовать от суда защиты (часть третья статьи 196 ГПК Российской Федерации). Соответственно, суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен истцом, и только в отношении того ответчика, который указан истцом, за исключением случаев, прямо определенных в законе». Суд, также дал весьма интересную формулировку названного принципа: «в соответствии с которым, в частности, истец, наделенный процессуальными правами, должен принять на себя все последствия совершения или несовершения им процессуальных действий»[17].

Из указанного выше видно, что позиция Конституционного Суда, относительно толкования определения и содержания принципа диспозитивности остается неизменной, и заключается в том, что начало, движение, окончание рассмотрения дела зависит от участников находящегося за пределами процесса, спорного материального правоотношения. К тому же суд, обязан оказывать содействие участникам при  их распоряжении своими процессуальными правами, и спорным материальным правом.

Верховный суд РФ в своих разъяснениях также обращал внимание на принцип  диспозитивности. Как разъяснено в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда  РФ от 24 июня 2008 г.

N 11 “О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству”, согласно принципу диспозитивности стороны вправе уже в стадии подготовки дела к судебному разбирательству окончить дело мировым соглашением.

Если действия сторон не противоречат закону и не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц, цели гражданского судопроизводства достигаются наиболее экономичным способом.

С учетом этого задача судьи состоит: в разъяснении сторонам преимуществ окончания дела миром; в разъяснении того, что по своей юридической силе определение об утверждении мирового соглашения не уступает решению суда и в случае необходимости также подлежит принудительному исполнению; в соблюдении процедуры утверждения мирового соглашения[18].

Таким образом, принцип диспозитивности гражданского процессуального права раскрывается в постановлениях Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ в виде правовой позиции этих высших российских судов, являющейся источником права.

Источник: https://pro-sud-123.ru/tribune/sudebnye-istochniki-printsipa-dispozitivnosti-v-grazhdanskom-protsessualnom-prave-/

Проблема закрепления принципа диспозитивности в гражданском процессе

Принцип диспозитивности в гражданском процессе статья

Письменская, В. А. Проблема закрепления принципа диспозитивности в гражданском процессе / В. А. Письменская. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 15 (201). — С. 71-72. — URL: https://moluch.ru/archive/201/49300/ (дата обращения: 04.12.2020).



В данной научной работе рассматриваются вопросы истории развития принципа диспозитивности в гражданском процессе на территории Российской Федерации, характеризуется его содержание, а также рассматривается проблема закрепления принципа на законодательном уровне.

Ключевые слова: гражданский процесс, принципы гражданского процесса, принцип диспозитивности в гражданском процессе, история развития принципа диспозитивности, содержание принципа диспозитивности, закрепление принципа диспозитивности.

Принцип диспозитивности в гражданском процессе является одним из актуальных вопросов на сегодняшний день. Определению этого принципа, его содержанию посвящено значительное количество научных работ. Одним из наиболее важных принципов гражданского процесса в Российской Федерации является именно принцип диспозитивности.

Его содержание можно определить как возможность участников гражданского процесса свободного распоряжения своими материальными и процессуальными правами и защищаться в порядке, установленном законом. То есть содержание диспозитивности составляют полномочия сторон, а также субъектов, защищающих права и интересы других лиц.

Он дает сторонам право предъявления иска и возбуждения дела, обоснования предмета и основания иска, изменения его предмета и основания, уменьшения или увеличения размера исковых требований, отказа от иска или его признания полностью либо в части заключения мирового соглашения и др.

То понимание принципа диспозитивности, которое существует сегодня, опирается на понимание, которое предшествовало ему и существовало ранее. Действующее российское законодательство существенно отличается от законодательства, существовавшего в советский период.

Принцип диспозитивности в период СССР был более ограничен. Эта ограниченность отражалась в различных нормах. Так, например, ГПК РСФСР от 11.06.1964 г.

закреплял правомочия суда принимать меры для выяснения обстоятельств дела без ограничения представленными материалами и объяснениями.

Нормы-ограничители существовали в гражданском процессе вплоть до принятия и вступления в силу нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 1 февраля 2003 г. Данный нормативно-правовой акт имел своей целью закрепить принцип диспозитивности по-иному. Сегодня возникновение процесса, его завершение, обжалование решений зависит напрямую от волеизъявления сторон.

Новое толкование принципа в российском гражданском процессе, несомненно, стало огромным рывком для его развития. Однако этим не удалось избежать появления новых проблем, связанных с данным принципом.

Принципы играют важную роль для той отрасли права, к которой они определены. Они являются своеобразным «скелетом» для нее. Именно на них опираются нормы права, поэтому так важно закрепить содержание каждого принципа, действующего в современном российском праве.

На наш взгляд, наиболее важной проблемой этого принципа является необходимость его закрепления. Ни в ранее действующем ГПК РСФСР, ни в действующем ГПК он не был закреплен, что привело к неправильному пониманию принципа диспозитивности.

Многие авторы уделяют внимание этой проблеме. В частности, такие процессуалисты, как Н. А. Чечина, В. Ф. Тараненко. Но не все правоведы придерживаются этой точки зрения.

Континентальная система права, куда относится и Российская Федерация, предполагает законодательное закрепление принципов в нормативных документах.

Ведь принципы — это основополагающие, руководящие начала, имеющие закрепление в нормативно-правовых актах. То есть их основной чертой является единое толкование, которое гарантируется именно законодательным закреплением.

Отсутствие фиксации данного принципа ведет к разнообразным проблемам понимания.

Основополагающие принципы и руководящие начала закреплены в Конституции Российской Федерации, а также в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации. Данный принцип не зафиксирован ни в одном из документов, из чего следует полагать, что данный принцип является лишь специфической чертой, присущей гражданскому процессу.

Кроме теоретического, закрепление принципа диспозитивности имеет и важное практическое значение. Н. А. Чечина отмечает, что огромным упущением является непонимание принципов, их некорректное толкование. Именно поэтому они должны иметь четкую формулировку.

Одной из основных задач принципов является решение вопросов, возникающих при обнаружении пробелов в законе.

Отсюда и выражается необходимость детализировать принцип диспозитивности, максимально подробно и четко дать ему определение в законе.

Стороны и лица, участвующие в процессе, должны иметь возможность ссылаться на него, что будет влиять на исход дела. Однако на данный момент сделать это весьма затруднительно.

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо отметить, что принцип диспозитивности в российском гражданском процессе является основополагающим лишь в теории, поскольку не имеет законодательного закрепления. Отсюда возникает проблема его применения и правильного понимания.

Данный принцип является косвенным, вытекающим на основе других принципов и норм.

Решением существующей проблемы является его фиксация в нормативно-правовом акте, где будет дано четкое и детальное определение, закреплено его содержание, а также круг субъектов, к которому диспозитивность будет применяться.

Основные термины(генерируются автоматически): гражданский процесс, принцип диспозитивности, Российская Федерация, принцип, Гражданский процессуальный кодекс, законодательное закрепление, закрепление принципа диспозитивности, нормативно-правовой акт, российский гражданский процесс, РСФСР.

Источник: https://moluch.ru/archive/201/49300/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.